english version на главную    


О нас
Технологии
Продукты
Торговая аналитика
Web design
Качество
Клиенты
Партнеры
Контакты

Новости   




13.03.2003
Наука и "оффшор"
Материал сайта www.ibusiness.ruu

Пионером в российском научном мире была компания Sun Microsystems, тринадцать лет назад заинтересовавшаяся разработчиком компьютера "Эльбрус", а именно Институтом точной механики и вычислительной техники АН СССР. Сегодня созданная на базе этого института компания МЦСТ, входящая в группу "Эльбрус", разрабатывает для Sun как программное обеспечение, так и процессоры на основе архитектуры postRISC.

Через два года после того компания Intel начала сотрудничество с саровским ВНИИ экспериментальной физики. Второй российский партнер у Intel появился через пять лет в Нижнем Новгороде, в 1997 году. В 2000 году нижегородская компания NST-Lab превратилась в центр разработки ПО и вошла в состав крупнейшей лаборатории Intel Microcomputer Software Labs.

В 1994-1995 годах компании Lucent Technologies и Motorola также начали сотрудничество с российскими компаниями и институтами, как в Москве, так и в Санкт-Петербурге. Из четырех центров разработки этих компаний наиболее известен центр Motorola в Санкт-Петербурге. Во-первых, центр сертифицирован по CMM 5-го уровня, а во-вторых, он самый многочисленный из российских лабораторий западных компаний в области ИТ, в нем сегодня работает более 240 сотрудников (по неофициальной информации, американская компания хотела набрать в два раза больше сотрудников, но не смогла найти необходимое количество специалистов требуемой квалификации). По численности к нему приближается только нижегородский центр разработки Intel, остальные же насчитывают 20-80 сотрудников. В России также работают центры разработки таких компаний, как Siemens, Alcatel, Ericsson.

Совокупный бюджет всех перечисленных центров, по экспертной оценке Владимира Полутина, управляющего директора Центра разработки ПО Motorola, составляет примерно 30 млн. долларов в год, а совокупный штат - примерно 1000 разработчиков.

Рыночный фундаментализм

Потенциал российских научных центров, учитывая наше месторасположение в новосибирском Академгородке, очень важен для развития нашей компании. Тем более, что потенциал центров в сфере технических наук очень высок. Российская научная школа всегда признавалась одной из лучших в мире, и, несмотря на сложности, с которыми ей пришлось столкнуться в последние годы, этот факт по-прежнему неоспорим. Кроме того, когда говорят о преимуществах российского рынка ИТ, прежде всего отмечают высокий научный потенциал, который за ним стоит. Однако нельзя говорить о том, что советские и российские разработки полностью соответствуют современным требованиям рынка и готовы к реализации. Основываясь на опыте работы компании "Новософт" с научными институтами СО РАН, можно сделать некоторые выводы. Разработки наших НИИ 70-х годов с точки зрения значимости научных достижений вполне сопоставимы с разработками, которые лежат в основе современных передовых технологий. Однако вследствие недостатка финансирования многие разработки либо остановлены, либо вывезены за рубеж в процессе "утечки мозгов" и успешно реализуются на базе западных научных центров. Таким образом, без серьезной доработки в соответствии с современной конъюнктурой рынка и соответствующих инвестиций эти достижения и разработки так и останутся нереализованными; с другой стороны, при наличии желания и средств их можно превратить в конкурентоспособные продукты и технологии, которые займут свое место на рынке. В этой связи хотелось бы обратить внимание на модель взаимодействия ИТ-бизнеса с наукой, реализуемую в компании "Новософт". Мы пошли по пути многих крупных мировых компаний, в которых всегда ведутся фундаментальные исследования, однако конкретный результат, приносящий реальную пользу, появляется уже на промежуточном этапе. Именно в этом и кроется основное отличие от государственной модели, которая финансировала проект в любом случае и не требовала промежуточных результатов. Бизнес изначально находится в очень жестких условиях, и, тем не менее, мы хотим показать, что даже в этом случае возможен компромисс, который пойдет на пользу и бизнесу, и науке. Например, один из наших проектов посвящен информационно-рефлексивным системам (ИРС), то есть области искусственного интеллекта. Проблемы создания искусственного интеллекта - это та самая фундаментальная задача, решать которую предстоит еще довольно долгое время. Однако на этом пути у нас возникают текущие задачи, например, создание более совершенных интерфейсов для поисковых систем. Они становятся экспериментальной базой для основной цели и в то же время могут быть использованы в бизнесе, принося отдачу и позволяя финансировать дальнейшие исследования. Одним словом, нужно стараться заполнять весь промежуток между обыденностью и сверхзадачами и пытаться объединять это в одну связку.

Владимир Ващенко,президент компании "Новософт", участвовавшей в создании двух лабораторий совместно с новосибирским Институтом математики СО РАН.

Научных центров в области ИТ, занимающихся разработками для государства, сегодня нет, точнее, они вынуждены решать прикладные задачи российских и западных компаний в ущерб фундаментальным исследованиям. Неудивительно, если учесть, что в 2002 году закон "О науке и государственной научно-технической политике" был нарушен в очередной раз, ученым выделили в 2,5 раза меньше минимально предусмотренной законом суммы. По мнению аналитиков из Администрации Президента РФ, закон будет нарушаться как минимум до 2010 года. К этому времени те немногие институты, которые остаются "де-юре" государственными, наверняка сменят форму собственности или окончательно опустеют. Владимир Полутин: "Я, может быть, выскажу крамольную мысль, но фундаментальные исследования не так сильно влияют на уровень подготовки программистов, которые решают прикладные задачи. Гораздо хуже придется специалистам в области естественных наук".

Сегодня в России насчитывается около 4 тыс. научных институтов, в которых работает немногим меньше 1 млн. человек. По оценке Госкомстата, уже более трети всех исследований выполняются на деньги российских и иностранных коммерческих компаний. Если же брать в расчет только институты, занимающиеся ИТ-разработками на заказ, которых не так много, то доля коммерческих исследований в них значительно выше, чем в среднем по институтам. Игорь Агамирзян, руководитель отдела по связям с научно-исследовательскими организациями Microsoft, говорит о плачевном состоянии немногих существующих институтов по ИТ: "Сегодня они в полной разрухе, особенно те из них, которые были связаны с ВПК. Как ни странно, уцелели некоторые организации РАН, например Институт системного программирования, есть кое-что в питерских университетах, но это совсем небольшие ресурсы". По ряду причин так называемая "утечка мозгов" из России перестала быть масштабным явлением, будоражащим умы депутатов, а западные партнеры предпочитают работать с коллективами, которые трудятся на российском оборудовании и за зарплату российского программиста.

Экспортный потенциал институтов, вообще говоря, может быть двух видов. Институты могут экспортировать как услуги, так и технологии и продукты. Если наличие определенного числа квалифицированных специалистов позволяет поддерживать уровень услуг на приемлемом уровне, несмотря на проблемы с организацией процессов, то, по мнению Игоря Агамирзяна, продуктовая модель в российских институтах просто не реализуема: "В области обработки информации технологии устаревают очень быстро, и отечественных разработок, конкурентоспособных на мировом рынке, сейчас просто нет. Но главное - нет понимания рыночных потребностей, именно это не дает возможности придумывать новые технологии и создавать на их базе продукты. Поэтому основная задача состоит в формировании критической массы людей, понимающих реальные потребности рынка, и создании им приемлемых условий работы в НИИ". Валентин Макаров, президент "Руссофта", рассказывает о потенциале российских научных центров: "Некоторые центры довольно успешно находят свою нишу и экспортируют свои продукты и услуги по всему миру. Хотя, возможно, это и не их прямое дело, продажами могут заниматься профессиональные коммерческие структуры, оставляя научному интеллекту больше времени и сил для создания новых знаний".

В свою очередь, немногочисленные центры разработок западных компаний в России используют местные квалифицированные кадры, подготавливая по западным стандартам местных менеджеров. Игорь Агамирзян подчеркивает основную пользу, которую приносят центры разработки западных компаний: "Сегодня очень важна подготовка менеджмента на практической работе и создание прослойки специалистов, понимающих рынок и рыночные потребности. К науке, впрочем, отношения это не имеет. Но инвестиции в человеческий капитал - самые эффективные в постиндустриальном обществе, а российские компании еще недостаточно это понимают и не имеют необходимых ресурсов".


[назад к оглавлению]

Новости
Пресса
Почти всерьёз











english version home
© 2002 Interrussoft
Rambler's Top100


Rambler's Top100